Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Благословенна гармония монашеского общества; благословенно посвящение живущих в братстве. Будда
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Карты путешествий
Ресурсы в Интернете
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

19 апреля 2019

 

Главная  →  Х.К. Андерсен  →  Переводы и переводчики  →  А.В. и П.Г. Ганзен  →  Д. Шеваров: Она научила Андерсена говорить по-русски

Случайный отрывок из текста: Райнер Мария Рильке. Истории о Господе Боге. Из жизни венецианского гетто
... Было осеннее утро, неописуемо ясное. Вещи внизу оставались еще полны темнотой, лишь изредка летучие блики опускались на них, словно на огромные цветы, замирали на мгновенье — и вновь уносились над золотыми контурами города далеко в небо. А там, где они уже пропадали, с этой — самой высокой — крыши можно было увидеть то, чего никогда еще не было видно из гетто: тихий серебряный свет — море. И лишь теперь, когда глаза Эстер привыкли к этому великолепию, она заметила на самом краю крыши коленопреклоненного Мельхиседека. Он поднялся с распростертыми руками и заставил свои немощные глаза вглядеться в медленно разворачивающийся день. Его руки были воздеты, его чело осеняла лучезарная мысль, он словно приносил жертву. И он вновь и вновь падал ниц и прижимал голову к грубому ребристому камню. А внизу, на площади, толпился народ и смотрел наверх. Из толпы поднимались какие-то слова и жесты, но не долетали до одиноко молящегося старца. И старец и новорожденный виделись людям словно в облаках. А старик продолжал гордо выпрямляться и вновь склоняться в смирении, вновь и вновь, без конца. Толпа внизу росла, и никто не отводил от старика глаз: видел ли он море — или Бога, Предвечного, в Славе Его? ...  Полный текст

 

Д. Шеваров: Она научила Андерсена говорить по-русски

 

А.В. Ганзен

Оригинал фотографии на странице http://www.library.ryazan.su/rcl/e_map/2/4/2.htm

Девочка Аня родилась на исходе 1869 года в маленьком городке Касимове что на Окe. До Рождества оставалось несколько дней, и у всех было веселое, расчудесное настроение. Со стороны это было не очень заметно - только дымки стояли в морозном воздухе, как заколдованные, да улица скрипела валенками и звенела ведрами. Но маленькая Аня все приметила и решила, что мир очень рад ее появлению на свет, а город Касимов рад больше всех.

Аня рано начала писать стихи, и эта привычка - записывать свои чувства в стихах - сохранилась у нее на всю жизнь.

Могла ли девочка из провинциального Касимова вдруг встретить актера Королевского театра Дании? В грезах и видениях, конечно, могла. И влюбиться могла по-детски призрачно и нежно. Но в жизни? Нет, в жизни вероятность их встречи определенно была равна нулю. И все-таки они встретились: шестнадцатилетняя гимназистка Аня Васильева и бывший актер Королевского театра в Копенгагене Петер Ганзен. Где и как это случилось - не знаю. Знаю лишь, что к тому времени семья купца Василия Васильева перебралась в Петербург. Аня училась в гимназии (и закончила ее потом с серебряной медалью), а Петер Ганзен поступил на русскую службу, был почтово-телеграфным чиновником и заведовал телеграфной школой.

Необычным чиновником был Петер Ганзен. Петер, ставший в России Петром, был знаком и состоял в переписке с Львом Толстым, Владимиром Соловьевым, Иваном Гончаровым по одной причине: он переводил русских писателей на датский язык. А скандинавских писателей - на русский. Ганзен - единственный датчанин, попавший в словарь «Русские писатели». "Я могу только радоваться, - писал ему Гончаров, - что перевод попал в такие хорошие руки, как Ваши..."

Приехав в Россию без единого русского слова в запасе, Ганзен через семь лет так говорил и писал по-русски, что никто не мог принять его за иностранца. И объяснялся он с Аней Васильевой, конечно же, по-русски. Но мне почему-то думается, что первой объяснялась Аня. И, кажется, - в письме:

…Я, наконец, должна признаться

И тайну сердца вам сказать.

Уж год минул с того мгновенья,

И звуки дивно в отдаленье

Волной волшебною лились…

Крупным каллиграфическим почерком записала Аня эти стихи в линованную ученическую тетрадку. Сохранились листки из нее, и мы теперь знаем, как они встретились - в вальсе...

В 1888 году они обвенчались. Аня закончила высшие женские курсы, но главный ее университет был теперь дома. За какие-то два-три года она выучилась у Петера датскому, норвежскому, шведскому языкам. Петер берется переводить пьесы и автобиографию Андерсена, Аня выбирает его сказки. С тех пор мы читаем великого датчанина в переводах Анны Ганзен.

В 1995 году ровно сто лет исполнилось, как в России вышло четырехтомное собрание Г.-Х. Андерсена в переводах А. и П. Ганзенов. Тогда Андерсен был впервые переведен не с вторичных немецких изданий, а в оригинале. Андерсен заговорил с детьми сильным языком большой русской литературы.

У Ганзенов было четверо детей: сыновья Лев и Дмитрий, дочери Марианна (Маня по-домашнему) и Ольга. 1917 год расколол семью. Петер Ганзен уехал на родину в Данию. Дмитрий и Марианна жили в Риге и оказались тоже за границей. Лев пропал в гражданскую войну. Ольга была подростком и оставалась с матерью. В июне 1919 года Анну Ганзен арестовали вместе с тринадцатилетней дочкой. Несколько недель они провели в доме предварительного заключения на Шпалерной. Потом их перевезли в Москву.

Не знаю, кто похлопотал о спасении Анны, но из тюрьмы ее с дочерью освободили в конце 1919 года. Возможно, что помог М. Горький, ведь она трудилась под его началом в издательстве «Всемирная литература».

Она могла бы, наверное, вырваться из голодной России и  уехать к мужу в Данию, но осталась на родине. По-прежнему занималась переводами, теперь уже вместе с Ольгой. До конца двадцатых годов ей удавалось переписываться с сыном Дмитрием, жившим в Латвии. 27 августа 1929 года сын написал ей из Риги: "Дорогая мама-бабушка! Ну вот, есть у тебя теперь внук Алексей..."

В первых числах июня 1941 года Анна Васильевна завела новую тетрадку для стихотворного дневника. На обложке написала: "В черные дни".

Уходит старый страшный год,

И пусть с собой он унесет

Все злобы года - лихолетья.

Но пусть на многие столетья

Людская память сохранит

Незыблемое, как гранит,

Спасибо тем, чьей волей гордой,

В победу нашу верой твердой

Спасется Красный Ленинград.

Эти строчки помечены 31 декабря 1941 года. 2 апреля 1942 года Анна Васи­льевна Ганзен умерла в своей застуженной квартире номер 6 в доме № 17 по 10-й линии Васильевского острова.

 

Шеваров Д

Комсомольская правда.-1995.- 22 декабря.

Русская культура без границ: Информационно - аналитический сборник.

Вып. 1. - М.,1996.- С.77-78.

Оригинал текста - http://rcl.boom.ru/ganz_htm/ona_nauch.htm

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!