Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Если кто-либо восстремится взойти на вершину той горы, то есть к вершине добродетели, тот познает, как трудно восхождение, и как попытка обречена на неудачу без помощи Слова. Бернард Клервосский
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

20 октября 2020

 

Главная  →  Р.М. Рильке  →  Поэзия  →  Явления Христа  →  Явления Христа. «Иудейское кладбище»

Случайный отрывок из текста: Райнер Мария Рильке. Письма к молодому поэту
... Я верю, что почти все наши печали есть минуты духовного напряжения, которые мы ощущаем, как боль, потому что мы уже не знаем, как живут наши чувства, которые на время стали нам чужими. Потому что мы остались наедине с тем незнакомым, которое в нас вступило; потому что все близкое и привычное у нас на время отнято; потому что мы стоим на распутье, где нам нельзя оставаться. Поэтому и проходит печаль: новое, возникшее неизвестно откуда, вошло в наше сердце, уже вступило в самую потайную его область, и оно уже не там,— оно в крови. И мы не узнаем никогда, что это было. ...  Полный текст

 

Явления Христа

«Иудейское кладбище»

 

Закат весенний. И чернеют четко

в рябящем свете камни и кусты,

и май кладет застенчиво и кротко

на мох могилок первые цветы,

как бы дрожащей ручкою сиротка

на каменные мамины черты.

Здесь уличной не слышно маяты,

отсюда прочь бегом бегут трамваи,

здесь на дорожках белых затихая,

бредут к пурпурной смерти день и свет.

Погост еврейский в Праге стар и сед.

И двор стоит, сквозь сумрак забелев,

где Спиро спит, язычник, грозный в воях,

и мудрецы покоятся, те, в коих

был светлый ум, вознесший высоко их,

а во главе премудрый ребе Лев,

о ком раввины сетуют в покоях.

 

В сторожке старой, где живет смотритель,

окно не спит, и вечер у дверей.

И вот немой походкою теней

скользит к могиле Ливы не Спаситель

улыбчатый, а бедный иудей.

И с бледных узких уст слетает слово,

во взгляде сто мучительных ночей:

«О горе! Как десницею своей

меня ты искалечил, Иегова!

Тебя не пощажу я, бога злого,

со мной в бою ты понесешь урон.

Кто дал тебе корону из коpон?

Пусть веру старую со всех сторон

враги копьем жестоким прободали —

я с верою моей пришел из дали,

и гордый образ твой на пьедестале

по-новому был мною вознесен.

И я швырнул твое святое имя

людской толкучке: Се великий Он!

Душа моя покинула полон,

скорбями нагруженная земными.

Простор небесный пуст был и студен.

И вот тебя не стало с тех времен

(иль даже вовсе не было), как я

побрел в пыли земного бытия.

Что мне была людей слепая рать,

когда ее нс стал ты собирать

пред свой престол? А если только бред

их вера клянчущая, то тебе не стать

им Господом, зане тебя ведь нет.

Когда-то мнил я, что ты создал свет,

а я — твой голос из пространств и лет.

Родством с тобой, отец, я был согрет...

И если б не было тебя, создать

элодея из любви моей и бед

я дал бы в Гефсимании обет».

В сторожке свет смотритель погасил,

а по дорожкам в сумраке могил

разлился месяц голубым потоком,

и по-ребячески лукавым оком

с конька мигает шустрая звезда.

 

Христос раввину говорит тогда:

«Во славу Божию любил и ты

глагол премудрый вырастить из пота.

Какого, дурень, слушал ты деспота —

перебирать библейские листы?

К науке тайной, к бездне высоты

влекла тебя великая охота.

Откройся! Дай великой остроты

проклятье, чтоб с небесной красоты

соскоблена была лжепозолота!

Иль к алхимической причастен касте,

открыл ли ты такой огонь грозы,

который все страшней и языкастей

готов из мести, как великой страсти,

лизать, как пес, вселенские пазы?

И ведом ли тебе сладчайший яд,

нежней он, нежли материнский взгляд,

а всех разит, как крохотных цыплят.

О счастье — целый мир сложить во гробы».

Где обрести такую горечь злобы,

дабы любому диким зверем стать?

И можешь ли ты в мирные трущобы

войну народов гнусную загнать?

И основать порядок новый, чтобы

безумием сердца воспламенять?

Возвысь же похоти их к беспределью!

Нашли на них чуму и орды мора,

дабы на ложе, нежась от позора,

мир от любви погиб со всей постелью!

 

Хохочет Он. Могильный камень прячет

предсмертный зверя крик. Как высь, далек,

на май ночной венец прозрачный лег.

С полета видит черный мотылек:

Христос коленопреклонен и плачет.

 

Наверх
<<< Предыдущая страница Следующая страница >>>
На главную

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!