Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Недостаточно тебе того, что твой Господь поддержит тебя тремя тысячами Ангелов, посланными тебе на помощь? Коран
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

18 августа 2017

 

Главная  →  Уолт Уитмен  →  Листья Травы  →  SALUT AU MONDE!

Случайный отрывок из текста: Райнер Мария Рильке. Письма к молодому поэту
... Вы ищете внешнего успеха, а именно этого Вы сейчас делать не должны. Никто Вам не может дать совета или помочь; никто. Есть только одно средство: углубитесь в себя. Исследуйте причину, которая Вас побуждает писать, узнайте, берет ли она начало в самом заветном тайнике Вашего сердца, признайтесь сами себе, умерли бы Вы, если бы Вам нельзя было писать. И прежде всего — спросите себя в самый тихий ночной час: должен ли я писать? Ищите в себе глубокого ответа. И если ответ будет утвердительным, если у Вас есть право ответить на этот важный вопрос просто и сильно: "Я должен", тогда всю Вашу жизнь Вы должны создать заново, по закону этой необходимости; Ваша жизнь — даже в самую малую и безразличную ее минуту — должна стать заветным свидетельством и знаком этой творческой воли. ...  Полный текст

 

Уолт Уитмен. Листья Травы

SALUT AU MONDE!

 

 1           10   11   12   13  

 

1

О, возьми мою руку, Уолт Уитмен!

Какое мельканье чудес! Какие краски и звуки!

Какая цепь бесконечных звеньев, каждое связано с другим!

Каждое слито со всеми, каждое вместе со всеми владеет землей.

 

Какие просторы в тебе, Уолт Уитмен?

Какие волны и земли возникли?

Какие пояса, страны и люди?

Какие дети, одни играют, другие спят?

Кто эти девушки?

Эти замужние женщины?

Кто эти старые люди, что медленно движутся, опираясь друг на друга?

Какие это реки? Какие леса и плоды?

Как называются эти высокие горы в дымчатой мгле?

Что за миллионы жилищ, наполненных людьми?

 

2

Во мне расширяется шпрота, удлиняется долгота;

Азия, Африка, Европа—на востоке, а на западе—Америка;

Выпуклость земного шара опоясал жаркий экватор,

Земная ось вращает Северный полюс и Южный;

Во мне — самый длинный день, солнце косо кружит, не скрываясь по целым месяцам,

Во мне — полуночное солнце, оно не опускается за горизонт,

Во мне — пояса, моря, водопады, заросли, вулканы, архипелаги,

Малайские, полинезийские и вест-индские острова.

 

3

Что слышишь ты, Уолт Уитмен?

 

Я слышу, как поет рабочий, как поет жена фермера,

Я слышу вдали голоса детей и крики животных рано утром,

Я слышу крик австралийцев в погоне за дикой лошадью,

Я слышу, как пляшут испанцы в тени каштанов под звуки кастаньет, трехструнной скрипки, гитары,

Я слышу непрерывный гул с Темзы.

Я слышу буйные французские песни свободы,

Я слышу певучий речитатив итальянского гондольера,

Я слышу шелестящий шум саранчи, она, словно град из тучи, бьет по хлебам и травам Сирии,

Я слышу, как грустный напев копта на закате припадает к темной груди кормильца Нила,

Я слышу гортанный щебет мексиканца-погонщика и бубенчики мула,

Я слышу призыв муэдзина-араба с высокого минарета,

Я слышу возглас священника у алтаря и отклик баса и сопрано,

Я слышу казачий окрик и голоса моряков, выходящих в Охотское море,

Я слышу стопы тяжело бредущих рабов, скованных по двое и по трое ножными и ручными цепями.

Я слышу, как еврей читает псалмы и молитвы,

Я слышу певучие мифы греков и суровые легенды римлян,

Я слышу рассказ о божественной жизни и мученической смерти прекрасного бога Христа,

Я слышу, как индус повествует своему ученику о любви, о битвах, изречениях, дошедших до наших дней от поэтов, писавших три тысячи лет назад.

 

4

Что видишь ты, Уолт Уитмен?

Кого приветствуешь ты и кто друг за другом приветствует тебя?

 

Я вижу чудесный шар, несущийся в пространстве,

Я вижу на нем крошечные фермы, деревушки, руины, кладбища, тюрьмы, фабрики, дворцы, лачуги, хижины дикарей, шатры кочевников,

Я вижу его затененную половину, где люди спят, и другую половину, освещенную солнцем,

Я вижу волшебную смену света и тени,

Я вижу дальние страны, такие же близкие, родные их жителям, как моя страна мне.

 

Я вижу обильные воды,

Я вижу высокие пики, вижу горные цепи Анд и Аллеган,

Я вижу ясно Гималаи, Тянь-Шань, Алтай, Гаты,

Я вижу гигантские вершины Эльбруса, Казбека, Базар-Дюзи,

Я вижу Альпы Штирии, Карнийскпе Альпы,

Я вижу Пиренеи, Балканы, Карпаты, Доврефьель и у моря вулкан Геклу,

Я вижу Везувий и Этну, и Лунные горы, и Красные горы Мадагаскара,

Я вижу пустыни Ливии, Аравии, Азии,

Я вижу грозные айсберги Арктики, Антарктики,

Я вижу океаны — Атлантический, Тихий,— воды Мексики, Бразилии, Перу,

Воды Индостана, Китайское море, Гвинейский залив,

Воды Японии, чудесную бухту Нагасаки, охваченную подковой гор,

Балтику, Ботнический залив, Каспий, берега Британии, Бискайский залив,

Солнечное Средиземное море со всеми его островами,

Белое море и море вокруг Гренландии.

 

Я вижу моряков всего мира,

Вижу, как борются они с бурями, как стоят ночью на вахте,

Как безнадежно дрейфуют, как тяжко болеют.

Я вижу парусники и пароходы всего мира, в портах и в плавании,

Вижу, как огибают суда мыс Бурь, Зеленый мыс, мыс Гвардафуй, Бон и Богадор,

Как плывут суда у мыса Дондра, и у мыса Лопатка, и в Зондском, и в Беринговом проливе,

И у мыса Горн, и в Мексиканском заливе, и у Кубы, у Гаити, и в Гудзоновом и Баффиновом заливе,

Как проходят суда пролив у Дувра, входят в залив Уош, Солуэй-Ферт, огибают мыс Клир, Лэндс-Энд,

Как входят суда в залив Зёйдер-Зе, Шельды,

Как суда посещают И покидают Гибралтар, Дарданеллы,

Как пробивают суда дорогу в северных льдах,

Как плывут суда вниз и вверх по Оби, Лене,

По Нигеру, Конго, по Инду, Брамапутре и Меконгу,

Как стоят черные, быстроходные суда в портах Австралии,

Стоят в портах Ливерпуля, Глазго, Дублина, Марселя, Лиссабона, Неаполя, Гамбурга, Бремена, Бордо, Гааги, Копенгагена,

Как ожидают отплытия в Вальпараисо, Рио-де-Жанейро, в Панаме.

Как стоят суда у причалов в Бостоне, Филадельфии, Балтиморе, Чарлстоне, Новом Орлеане, Галвестоне, Сан-Франциско.

 

5

Я вижу железные дороги всей земли,

Я вижу железные дороги Великобритании, Европы,

Я вижу их в Азии, Африке.

 

Я вижу телеграфные линии всей земли,

Я вижу нити известий о войнах, смертях, потерях, удачах, страстях всего человечества.

 

Я вижу течение рек всей земли,

Я вижу Амазонку и Парагвай,

Я вижу четыре великих реки Китая — Амур, Желтую реку, Янцзы и Жемчужную,

Я вижу, как текут Сена, Дунай, Луара, Рона и Гвадалквивир,

Я вижу извивы Волги, Днепра, Одера,

Я вижу тосканцев на Арно и венецианцев у реки По,

Я вижу, как греческие моряки отплывают из залива Эгины.

 

6

Я вижу просторы древней Ассирии, Персии, Индии,

Я вижу, как Ганг перекатывается через высокую гряду Саукары.

 

Я вижу места, где божество воплощалось в человека,

Где сменяли друг друга священники, оракулы, жрецы, брамины, сабеи, ламы, монахи, муфтии, проповедники,

Вижу, как друиды шли по рощам Моны, вижу омелу и вербену,

Вижу храмы, где покоятся мертвые боги, вижу древних прорицателей.

 

Я вижу Христа, преломляющего хлеб на тайной вечере в окружении юношей и старцев,

Вижу молодого божественного силача Геркулеса — он самоотверженно, долго работает и затем умирает,

Вижу безгрешную привольную жизнь и несчастную судьбу прекрасного сына ночи, пышнотелого Вакха,

Вижу Нефа, цветущего, всего в голубом, в венке из перьев,

Вижу Гермеса, всегда нежданного,— он умирает, любимый всеми, и говорит народу: «Не надо меня оплакивать,

Это не моя страна, из моей истинной страны я был изгнан, сейчас я туда возвращаюсь,

Возвращаюсь в небесные сферы, куда каждый уйдет в свое время».

 

7

Я вижу поля сражений на всей земле — на них буйно растет трава, и цветы, и пшеница,

Я вижу следы походов — недавних и древних.

Я вижу безыменные руины — почтенные памятники неведомых событий, героев — летопись земли.

 

Я вижу края, воспетые в сагах,

Вижу сосны и ели, терзаемые северным ветром,

Вижу гранитные валуны и утесы, вижу зеленые луга и озера,

Вижу каменные могилы скандинавских воинов,

Вижу, как они высятся по берегам немолчного океана, чтобы души мертвых, когда им надоедает пребывать в покое могил, выходили из них любоваться кипением волн, слушать штормы, ощущать бесконечность, свободу, деянье.

 

Я вижу азиатские степи,

Вижу могильники Монголии, вижу юрты калмыков и башкиров,

Вижу племена кочевников с их стадами,

Вижу плоскогорья, прорезанные лощинами, вижу джунгли и пустыни

Вижу верблюдов, диких коней, стан дроф, отары курдючных овец, стада антилоп, вижу степного волка.

 

Я вижу горы Абиссинии,

Вижу, как там щиплют траву козы, растет инжир, тамаринд и финиковая пальма,

Вижу посевы теффа, отливающие золотым и зеленым.

 

Я вижу бразильских вакейро,

Вижу, как боливиец поднимается на гору Сората,

Вижу, как гаучо, несравненный наездник, скачет по равнине с лассо на руке,

Вижу, как гонятся по пампасам за диким скотом, добывая шкуры.

 

8

Я вижу снега и льды,

Вижу остроглазых самоедов и финнов,

Вижу охотника на тюленей — он в лодке, он уже кинул гарпун,

Вижу, как житель Сибири едет на легких нартах, с собачьей упряжкой,

Вижу добытчиков нерпы, китобоев на крайнем юге Тихого океана и в Северной Атлантике,

Вижу скалы, ледники, стремительные потоки и долины

Швейцарии,— зима там долга, нелегко от селенья к селенью добраться.

 

9

Я вижу города земли, я живу в них, какой бы то город ни был:

Я — истинный парижанин,

Я житель Вены и Петербурга, Берлина и Константинополя,

Я поселяюсь в Аделаиде, Сиднее, Мельбурне,

Я в Лондоне, Манчестере, Бристоле, Эдинбурге, Лимерике,

Я в Мадриде, Кадиксе, Барселоне, Опорто, Лионе, Брюсселе, Берне, Франкфурте, Штутгарте, Турине, Флоренции,

Я на улицах Москвы, Кракова, Варшавы — или еще на север,— в Христиании, или Стокгольме, или в сибирском Иркутске, или где-то в Исландии,

Я опускаюсь на все эти города и вновь поднимаюсь.

 

10

Я вижу туман над неведомыми странами,

Вижу дикарей, вижу луки и стрелы, отравленные наконечники и фетиши.

Я вижу города Африки и Азии,

Вижу Алжир, Триполи, Дерну, Могадор, Тимбукту, Монровию,

Вижу толпы Пекина, Кантона, Бенареса, Дели, Калькутты, Токио,

Вижу негра Либерии в хижине, и дагомейца и ашантийца в хижине,

Вижу турка — он курит опий в Алеппо,—

Вижу красочные толпы на базарах Хивы и Герата,

Вижу Тегеран, вижу Маскат и Медину и в зыбучих песках с трудом пробирающиеся караваны,

Вижу Египет и египтян, пирамиды и обелиски,

Я вглядываюсь в надписи, высеченные на плитах песчаника или гранита, рассказывающие о царях-победителях, о древних династиях,

Я вижу Мемфис и его саркофаги — в них мумии, туго обвернутые в льняную ткань, лежат много столетий,

Я гляжу на убитого в сраженье фиванца — у него большие выпуклые глаза, скошена шея, руки скрещены на груди.

 

Я смотрю на всех подневольных, на слуг за работой,

Я смотрю на всех, кто томится в тюрьмах,

Смотрю на калек, какие ни есть на земле,

На слепых, глухонемых, на кретинов, горбунов и помешанных,

На пиратов, воров, предателей, убийц и работорговцев — какие ни есть на земле,—

На беспомощных детей, на беспомощных стариков и старух.

Я вижу мужчин и женщин повсюду,

Я вижу светлое братство мыслителей,

Я вижу творческий дух человечества,

Вижу плоды упорства и трудолюбия рода людского,

Я вижу все звания, все цвета кожи, варварство и цивилизацию — я иду к ним, никого не чуждаясь,

Я приветствую всех, кто живет на земле.

 

11

Кто бы ты ни был!

Ты, англичанка пли англичанин!

Ты, сын могучих славянских племен и царств! Ты, русский в России!

Ты, пришедший из темных глубин, чернокожий, с божественной душой африканец — рослый, благородных пропорций, с чудесно изваянной головой — у тебя высокое назначение, такое же высокое, как у меня!

Ты, норвежец! Швед! Датчанин! Исландец! Ты, житель Пруссии!

Ты, испанец в Испании! Ты, португалец!

Ты, француженка или француз во Франции!

Ты, бельгиец! Ты, влюбленный в свободу сын Нидерландов (от твоего корня пошел и мой собственный род),

Ты, стойкий австриец! Ты, ломбардец! Мадьяр! Богемец! Крестьянин из Штирии!

Вы, кто живет по Дунаю!

Ты, рабочий с Рейна, Эльбы, Везера! И ты, работница!

Ты, сардинец! Баварец! Шваб! Саксонец! Румын! Болгарин!

Ты, житель Рима! Неаполя! Греции!

Ты, стройный и гибкий матадор на арене в Севилье!

Ты, не ведающий законов горец Тавра или Кавказа!

Ты, бухарец, стерегущий в полях табуны кобылиц и жеребцов!

Ты, изящный перс, на всем скаку с седла посылающий стрелы в цель!

Ты, китаец пли китаянка в Китае! Ты, татарин в Татарии!

Вы, женщины всей земли, делающие свое дело!

Ты. еврей, на старости лет пустившийся в опасное странствие, чтобы хоть раз взглянуть на Сирийскую землю!

Вы, евреи всех стран, ждущие своего мессию!

Ты, задумчивый армянин, размышляющий где-нибудь на Евфрате! Мечтательно разглядывавший развалины Ниневии! Поднимающийся на Арарат!

Ты, усталый паломник, с радостью завидевший вдали сиянье минаретов Мекки!

Вы, шейхи, правящие своими семьями и племенами от Суэца до Баб-эль-Мандеба!

Ты, садовник, лелеющий свои оливы в садах Назарета, Дамаска, Тиверии!

Ты, тибетский купец, торгующий в диких горах или в лавках Лхасы!

Вы. японцы, мужчины и женщины! Ты, житель Мадагаскара, Цейлона, Суматры, Борнео!

Вы, жители Азии, Африки, Европы, Австралии, всех континентов!

Вы. кто живет на бесчисленных островах и архипелагах!

Вы, люди грядущих столетии, которые услышат меня!

И вы, кто б вы ни были и где бы ни жили, кого я не назвал!

Привет вам! Привет и любовь от меня и Америки!

 

Каждый из нас неминуем,

Каждый из нас безграничен — каждый из нас обладает правом на эту землю,

Каждый из нас несет в себе вечные цели земли,

Каждый из нас в равной мере божественен.

 

12

Ты, готтентот, с твоим щелкающим языком! Вы, толпы людей с круто вьющимися волосами,

Вы, рабы. истекающие потом и кровью!

Вы, африканцы с непроницаемо темными, резкими лицами!

Вы, бедные кобу, на которых все смотрят с высокомерием, хотя у вас есть и язык и душа!

Вы, низкорослые камчадалы, гренландцы, лапландцы!

Ты, австралиец, голый, с грязновато-красной кожей, с выпяченными губами, униженный, вечно в поисках пропитанья!

Ты, кафр, бербер, суданец!

Ты. изможденный пустыней, невежественный бедуин!

Вы, зачумленные толпы Мадраса, Нанкина, Кабула, Каира!

Ты, темный насельник Амазонки! Ты, патагонец! Ты, житель Фиджи!

Я не ставлю и вас слишком низко по сравнению с другими,

Я не скажу против вас ни слова, как бы вы ни отстали

(В свое время вы двинетесь вперед и встанете рядом со мною).

 

13

Моя душа, полная состраданья и решимости, пронеслась над всею землей;

Я всюду искал равных себе, дорогих друзей, и нашел их — они ждут меня всюду,

Я уверен: что-то божественное делает их равными мне.

Я поднимался вместе с вами, туманы, плыл к далеким континентам и опускался там вместе с вами,

Я дул вместе с вами, ветры,

Я припадал к каждому берегу вместе с вами, воды,

Я протекал вместе с вами, потоки и реки земли,

Я замедлял свой полет на полуостровах и высоких скалах, чтоб крикнуть оттуда:

 

«Salut au Мonde!»

Во все города, куда проникает свет и тепло, проникаю и я,

Ко всем островам, куда птицы стремят свой полет, стремлю свой полет и я.

 

Всем, всем от имени Америки

Я протягиваю высоко поднятую руку, подаю знак,

Чтобы он был виден вечно повсюду,

Из всех городов и селений, из всех жилищ человека.

 

Наверх
На главную
Содружество Друзей —  Школа Развития Человека

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!