Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Обвинения, которые являются привычкой Сатаны, удерживают человека от понимания других. Джалал ад-дин Руми
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

18 августа 2017

 

Главная  →  Уолт Уитмен  →  Листья Травы  →  Песня О Топоре

Случайный отрывок из текста: Фарид ад-дин Аттар. Рассказы о святых. Хазрат Ибрахим бен Адхам
... Ибрахим рассказывал: «Однажды я купил раба и спросил, как его зовут. Он ответил: «Так, как тебе захочется называть меня». Я спросил его, что он хотел бы съесть. Он ответил: «То, что ты захочешь мне дать». Я спросил, какую одежду он бы надел. «Ту, которую ты дашь мне». Тогда я поинтересовался, какую работу он предпочитает делать. «Ту, которую ты попросишь меня выполнить». Я спросил его: «Чего ты хочешь?» — «Я всего лишь раб, как я могу чего-то хотеть?» Я подумал про себя: «Если бы я мог стать рабом Господа и подчиняться Его воле, как этот раб!» ...  Полный текст

 

Уолт Уитмен. Листья Травы

Песня О Топоре

 

 1           10   11   12  

 

1

Крепок, строен, обнажен!

Недрами земли рожден!

С деревом металл скреплен! Но один и стук и звон!

Алым жаром закален! Малым семенем взращен!

Отдыхает, прислонен,

Сам опорой служит он!

 

Проявление силы и свойства силы — мужские ремесла, навыки, звуки;

Длинный ряд единой эмблемы, удары музыки;

Пальцы органиста, отбивающие стаккато на клавишах большого органа.

 

2

Привет всем странам земным, каждой за ее свойства;

Привет странам сосны и дуба;

Привет странам лимона, инжира;

Привет странам золота;

Привет странам маиса, пшеницы, привет виноградным странам;

Привет странам сахара, риса;

Привет странам хлопка и странам картофеля белого, сладкого;

Привет горам, равнинам, пескам, лесам, прериям;

Привет берегам плодородных рек, плоскогорьям, ущельям;

Привет бесконечным пастбищам, привет земле изобильной садов, льна, конопли, меда;

Привет и другим, суровым странам,

Таким же богатым, как страны золота, плодов и пшеницы,

Странам копей и рудников, странам крепких и грубых руд,

Странам угля, меди, олова, цинка, свинца,

Странам железа — странам выделки топора!

 

3

Чурбан в груде дров и воткнутый в него топор;

Хижина в лесу, плющ над дверью, расчищенный для сада участок;

Шум неровный дождя в листве после утихшей бури,

Вопли и стоны порой, напоминанье о море,

Мысль о борющихся с бурей судах, опрокинутых набок, срубающих мачты,

Ощущенье огромных бревен старинных домов и амбаров;

Припомнившийся рассказ, гравюра, плаванье по океану мужчин с семьями, скарбом,

Их высадка на берегу и основанный новый город,

Плаванье тех, кто искал Новую Англию и нашел, положив ей начало,

Поселения в Арканзасе и Колорадо, в Оттаве и Вилламетте,

Их медленный рост, скудная пища, топор, ружье, седельные сумки;

Красота людей предприимчивых, смелых,

Красота лесорубов с их простыми суровыми лицами,

Красота независимости, отъезда, решительных действий,

Презренье американское к уставам, обрядам, безграничное чувство свободы,

Скольжение вольное личности наугад среди разных людей, самозакалка;

Мясник на бойне, матросы на шхунах и шлюпках, плотовщики, пионеры;

Лесорубы на зимней стоянке, рассвет в лесу, деревья в инее, треск сучьев,

Ясный, радостный звук своего же голоса, веселая песня, жизнь средь лесного приволья, тяжелый дневной труд,

А ночью пламя костра, вкусный ужин, беседа, постель на хвое и шкуре медвежьей;

На постройке плотники за работой,

Обтеска, распилка бревен, долблеиье,

Подъем стропил, установка их и правильная укладка,

Пригонка столбов шипами в гнезда, согласно разметке,

Стук молотков деревянных, железных, движенья рабочих, изгибы их спин,

Наклон, выпрямленье, сидя верхом на бревнах, вбивают гвозди,

Держась за скобы, подпорки,

Изогнутая рука над листом железа, другая рука с топором,

Настильщики перекрытий, пригонка досок, закрепление гвоздями,

Движенья рабочих, врезавшихся инструментами в балки,

Раскаты эха в пустом строении;

Огромный склад воздвигается быстро в городе,

Шесть рабочих, два посредине, двое и двое по концам, осторожно несут тяжелую балку,

Длинный ряд каменщиков с лопаткой в правой руке воздвигают ходко боковую стену в двести футов длиною,

Наклоны гибких спин, непрерывный стук лопаток о кирпичи,

Кирпичи, один за другим, искусно кладутся и ложатся под ударом рукоятки лопатки,

Груды материала, известь в лотках, подносчики пополняют ее запас непрерывно;

На верфи плотники, длинный ряд молодых подмастерьев,

Взлеты их топоров над бревном, обтесываемым для мачты,

Резкий короткий косой удар стали по крепкой сосне,

Сыплются желтые, словно масло, щепки, стружки,

Движенья быстрые рук загорелых и бедер под легкой одеждой;

Строители верфей, мостов, пристаней, паромов, судов, волноломов;

Пожарный — внезапный пожар вспыхнул в тесном квартале,

Приезд пожарных машин, хриплые крики, быстрота и отвага,

Трубный сигнал команды, развернутый строй, подъем и паденье рук, качающих воду,

Тонкие, судорожно бьющие светлые струи, установка лестниц, работа баграми,

Обвал и снос переборок, взлом полов, если пламя под ними тлеет,

Освещенные лица толпы, ослепительный блеск и темные тени;

Добывший железо, и тот, кто его обработал,

Кто сделал топор, большой и малый, сварщик, закальщик,

И тот, кто его выбирал, дыша на холодную сталь, пробуя пальцем лезвие,

И сделавший топорище, и насадивший прочно топор;

Мелькание призрачных лиц всех тех, кто им прежде работал,

Упорные первые механики, зодчие, инженеры,

Древнейшие зданья Ассирии, Мизры,

Римские ликторы с топором перед консулами,

Старинный воин Европы с топором в сраженье,

Тяжелый взмах, стук ударов по голове в шлеме,

Предсмертный вопль, паденье бессильного тела, натиск друзей и врагов,

Осада вассалов, восставших в борьбе за свободу,

Предложение сдаться, стук в ворота замка, переговоры;

Разграбление взятого старого города,

Разгул ворвавшихся изуверов и наемных солдат,

Рев, огонь, кровь, опьяненье, безумье,

Открытый грабеж в домах и храмах, вопли женщин в руках разбойников,

Обманы и воровство лагерных мародеров, бегство мужчин, отчаянье старцев,

Ад войны, жестокости изуверства,

Список всех совершённых деяний, правых или неправых,

Могущество личности, правой или неправой.

 

4

Сила и смелость во всем!

То, что жизнь усиляет, усиляет и смерть,

И мертвые наступают, как и живые,

И будущее неизвестно не больше, чем настоящее,

Суровость земли, человека — не меньше, чем нежность земли, человека,

Ничто не вечно, кроме личных достоинств.

 

Что считаете вы долговечным?

Долговечен ли город огромный?

Иль богатое государство? Иль его конституция? Иль гигантские пароходы?

Иль отели из камня и стали? Иль шедевры зодчества, крепости, вооруженья?

 

О нет! Не сами собой они ценны,

Они преходящи, как музыка, как танцы их празднеств;

Их зрелища, так же как всё, проходят

И длятся, пока не сверкнет возмущенье.

 

Великий город — это город самых великих мужчин и женщин,

Может стать даже нищий поселок величайшим городом в мире.

 

5

Город великий не там, где тянутся пристани, доки, заводы, склады товаров,

Не там, где всегда встречают прибывших, где поднимают якорь отплытии,

Не там, где роскошны высокие зданья, магазины с издельями разных стран мира,

Не там, где лучшие библиотеки, академии, где изобилие денег,

Не там, где множество населенья,

А там, где есть мощное племя ораторов и поэтов,

И там, где любимы они, где их понимают и чтут,

Где памятники героям — подвиги и дела,

Где бережливость на месте своем, как и благоразумье,

Где легки для мужчин и для женщин законы,

Где нет ни рабов, ни рабовладельцев,

Где восстанет сразу народ против наглости выборных лиц,

Где толпы людей текут стремительно, как волны морские по свистку тревожному смерти,

Где власть убежденья сильнее, чем власть принужденья,

Где гражданин — глава всего, а президент, мэр, губернатор — его наемные слуги,

Где учат детей управлять собою, на самих себя полагаясь,

Где решаются все дела беспристрастно,

Где поощряется парение духа,

Где женщины, как мужчины, участвуют в уличных шествиях,

Где входят они на собранье и садятся с мужчинами рядом.

Там, где город друзей самых верных,

Там, где город любви самой чистой,

Там, где город отцов самых здоровых,

Там, где город матерей самых крепких,—

Вот где великий город.

 

6

Как жалки все доказательства пред решительным действием!

Как вся вещественная пышность городов сжимается пред мужским или женским взглядом!

 

Все ждет или идет кое-как, пока не явится сильный;

Сильный человек — доказательство силы народа и мощи вселенной;

Когда он иль она появляется, вещества благоговеют,

Прекращается спор о душе,

Обычаи старые, мысли проверяются, отвергаются.

 

Что теперь ваше деланье денег?

Чем теперь оно вам поможет?

Что теперь ваша почтенность?

Что теперь богословие ваше, воспитание, общество, традиции, своды законов?

Где теперь все увертки ваши от жизни?

Где теперь придирки ваши к душе?

 

7

Бесплодный пейзаж скрывает руду — он хорош, несмотря на свою неприглядность.

Вот здесь рудник, здесь рудокопы;

Плавильная печь, закончена плавка, стоят кузнецы наготове с молотами, щипцами,

То, что служило всегда и служит всегда,— под рукою.

Ничто не служило лучше — топор служил всем:

Служил красноречивым, изысканным грекам и задолго до них,

Служил при постройке самых прочных сооружений,

Служил иудеям, персам, древним индийцам,

Служил тем, кто насыпал курганы на Миссисипи, и тем, чьи руины остались в Центральной Америке,

Служил для альбийских храмов в лесах иль в полях, с грубой их колоннадой, служил друидам,

Служил для вырубки обширных мрачных пещер в снежных горах скандинавских,

Служил тем, кто в незапамятные времена высекал на граните изображения солнца, луны, звезд, судов, волн океана;

Служил при нашествии готов, служил племенам пастухов и номадам;

Служил самым древним кельтам, служил отважным пиратам балтийским,

Служил еще раньше мирным жителям Эфиопии,

Служил для выделки рулей на галерах прогулочных и военных,

Служил при всех больших работах на суше и море,

Служил и средним векам, и более давним,

Служил не только живым, тогда и теперь, но и мертвым.

 

8

Я вижу европейского палача:

Он стоит в маске, одетый в красное, с большими ногами и сильными голыми руками,

И оперся на тяжелый топор.

 

(Кого обезглавил ты недавно, палач европейский?

Чья кровь на тебе, свежая, липкая?)

 

Я вижу светлый закат мучеников,

Я вижу призраки, сходящие с эшафота,

Призраки мертвых вельмож, развенчанных королев, осужденных министров, свергнутых королей,

Соперников, изменников, отравителей, главарей опальных и прочих.

 

Я вижу тех, кто в разных странах боролся за правое дело;

Скуден посев, однако жатва не оскудеет!

(Запомните, о короли, первосвященники,— жатва не оскудеет.)

 

Я вижу, что кровь с топора начисто смыта,

Чисты и лезвие и топорище,

Не льется кровь европейской знати, топор не касается шей королев.

 

Я вижу — палач удалился и стал ненужен,

Я вижу — пустой эшафот плесневеет, я не вижу на нем топора,

Я вижу мощную дружескую эмблему моего народа — нового большого народа.

 

9

(Америка! Я не хвалюсь любовью моей к тебе, Я владею тем, что имею.)

Топор взлетает!

 

Могучий лес дает тысячи порождений,

Они падают, растут, образуются —

Палатка, хижина, пристань, таможня,

Цеп, плуг, кирка, пешня, лопата,

Дранка, перила, стойка, филенка, косяк, планка, панель, конек,

Цитадель, потолок, бар, академия, орган, выставочный павильон, библиотека,

Карниз, решетка, пилястр, балкон, окно, башня, крыльцо,

Мотыга, грабли, вилы, карандаш, фургон, посох, пила, рубанок, молоток, клин, печатный вал,

Стул, стол, бадья, обруч, калитка, флюгер, рама, пол,

Рабочий ящик, сундук, струнный инструмент, лодка, сруб и все прочее,

Капитолии штатов и Капитолий нации штатов,

Ряды красивых домов на проспектах, сиротские дома, богадельни,

Пароходы и парусники Манхаттена, бороздящие все океаны.

 

Возникают образы!

Работа разная с топором, и работники, и все, что их окружает,

Лесорубы, откатчики бревен к Пенобскоту иль Кеннебеку,

И жители хижин в горах Калифорнии, иль у малых озер, или у Колумбии,

И жители южней — на берегах Хилы иль Рио-Гранде, их сборища, типы, шутки,

И жители северней — у реки Святого Лаврентия, или северней — в Канаде, или южнее — у Иеллоустоуна, на побережье и дальше,

Охотники на тюленей, китобои, полярные моряки, пробивающие проходы средь льдов.

 

Возникают образы!

Образы фабрик, литейных заводов, арсеналов, рынков,

Образы двухколейных железных дорог,

Образы мостов со шпалами, огромных железных ферм, балок, арок,

Образы флотилий барж, буксиров, судов на озерах, каналах, реках.

Верфи, сухие доки на восточных и западных берегах, во многих бухтах и около них,

Кильсоны из падуба, сосновые доски, рангоут, корни лиственницы для книц,

И сами суда в плавании, строительные леса, рабочие внутри и снаружи,

Инструменты вокруг: бурав и буравчик, струг, болт, наугольник, долото, уровень.

 

10

Образы возникают!

Распилено дерево на козлах, сбито, окрашено,

Образ гроба для мертвеца, чтоб улечься в саване,

Меняется образ в стойки кровати, в ножки кровати для новобрачной;

Образ корытца, качалки под ним, колыбель для ребенка,

Образ досок для пола, настила для пляшущих ног,

Образ досок для семейного дома родителей любящих и детей,

Образ крыши дома двух молодоженов, крова над юной счастливой четой,

Крова над ужином, весело приготовленным верной женой и весело съеденным верным мужем после рабочего дня.

 

Образы возникают!

Образ места для подсудимого в зале суда и его иль ее на этом месте,

Образ стойки бара с двумя пьяницами, молодым и старым,

Образ пристыженной и гневной лестницы, попираемой воровскими шажками,

Образ укромной софы и парочки тайных прелюбодеев,

Образ игорного стола с дьявольским проигрышем и выигрышем,

Образ лесенки для осужденного убийцы с осунувшимся лицом и связанными руками,

Шерифа с помощниками и безмолвной бледной толпы, покачивание веревки.

 

Образы возникают!

Образ дверей, многих выходов и входов;

Дверь, откуда поспешно вышел, покраснев, друг вероломный,

Дверь, куда проникают новости хорошие и плохие,

Дверь, откуда вышел, дом покидая, самонадеянный, легкомысленный сын,

Дверь, куда он вошел опять после долгих скитаний,— больной, надломленный, без чести, без средств.

 

11

И образ ее возникает:

Она, защищенная меньше и все ж больше, чем когда-либо;

Средь грубых и грязных она шагает, не боясь грубости, грязи;

Она узнаёт мысли, когда проходит,— ничто от нее не скрыто;

Она, несмотря ни на что, дружественна ко всем;

Она любима больше всего—без исключений,—и нечего ей бояться, она ничего не боится;

Проклятия, ссоры, песни с икотой, непристойная ругань не заденут ее, когда она мимо проходит;

Она молчалива, владеет собой — они ее не оскорбляют;

Она принимает их, как законы природы их принимают,— она сильная,

Она тоже закон природы,— нет закона сильней, чем она.

 

12

Главные образы возникают! Образы Демократии, полной — в итоге столетий;

Образы, что вызывают другие образы,

Образы буйных мужественных городов,

Образы друзей гостеприимных по всей земле,

Образы, крепящие землю и крепнущие с землей.

 

Наверх
На главную

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!