Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Ты должен отказаться от своего старого образа жизни; ты должен положить конец своей старой сути. Каллист и Игнатий
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

24 марта 2017

 

Главная  →  Уолт Уитмен  →  Листья Травы  →  Песня Секвойи

Случайный отрывок из текста: Фарид ад-дин Аттар. Рассказы о святых. Хазрат Ибрахим бен Адхам
... Ибрахим рассказывал: «Как-то раз во сне я увидел архангела Гавриила. В руках у него была книга. Я спросил его, о чем она. Он ответил, что записывает в нее имена друзей Бога. Я спросил: «А ты не запишешь и мое имя?» Он заметил: «Ибрахим, ты не Его друг». Я ответил: «Правда, но, по крайней мере, я друг его друзей». Гавриил немного помолчал, а затем произнес: «Я получил наказ Бога записать твое имя первым в списке, потому что на духовном пути надежда рождается из безнадежности». ...  Полный текст

 

Уолт Уитмен. Листья Травы

Песня Секвойи

 

 1      

 

 1

Песнь Калифорнии,

Пророчество, ересь, летучая мысль—вдыхай, как воздух,

Тает хор дриад уходящих и гамадриад уходящих,

Невнятный, трагичный, огромен голос земли и неба,

Голос могучей секвойи, умирающей в чаще леса.

 

«Прощайте, братья мои,

Прощайте, земля, и небо, и вы, соседние воды,

Время мое истекло, срок мой настал».

 

Вдоль северного побережья,

Чуть выше скалистого берега и пещер,

В соленом морском воздухе полуострова Мендосино,

Под басовый гул прилива с хриплым аккомпанементом волн,

Под стук топоров, музыкально звенящих в крепких руках,

В воздухе, рассеченном острыми топорами, среди секвой в чаще леса

Я услышал смертную песнь великого дерева.

 

Лесорубы не слышали, хижины их не слышали,

Чуткие коноводы, грузчики с домкратами и цепями не слышали,

Как лесные духи вышли из тайных тысячелетних пристанищ и подхватили

припев,—

Но я в душе моей явственно слышал.

 

Шепот множества листьев,

Возносившихся к небу на двести футов,

Песнь величественного ствола, и гигантских сучьев, и коры толщиною в фут,

Песнь времен года и Времени, песнь не только о прошлом, но и о будущем.

«О несказанная жизнь моя

И вы, почтенные и невинные радости,

Непрерывная, стойкая жизнь моя и радость под дождем и солнцем множества лет,

Белый снег мой, и ночи, и вольные ветры;

О великие, терпеливые и суровые радости души моей, недоступные человеку

(Ибо знайте, что у меня подобающая мне душа и тоже есть разум и личность,

Равно как у всех скал и гор и у всей земли),

Радости, данные мне и собратьям моим,

Время наше уже истекло, срок наш настал.

 

Но не в скорби мы расстаемся, царственные собратья,

Мы, величественно проводившие свой век;

Со спокойной уверенностью Природы, с бессловесным радушием

Мы приветствуем тех, ради кого жили свое время

И освобождаем место для них.

 

Для них, о ком говорили пророки,

Для более совершенных созданий—да проведут свой век они так же величественно,

Для них отрекаемся мы от царства, в них будем жить мы, лесные цари!

В них это небо и ветер, в них эти горные пики, Шаста, Невада,

Эти отвесные скалы, пустыни, долины, дальний Йосемит,

В них они все исчезнут и возродятся».

 

С большей гордостью и исступлением

Песнь поднялась на новую ноту,

Словно наследники, новые Боги Запада

Присоединились к ней властными голосами.

 

«Не обескровленные фетишами Азии,

Не окровавленные династической бойней Европы

(Континента цареубийц и царей-убийц, где доселе пахнет войной и казнями),

Но выношенные Природой и рождавшиеся на свет долго и безболезненно,

Эти девственные земли, земли Западного побережья,

Тебе, новому совершенному человечеству, новую эту державу,

Обетованную с древности, мы подносим и посвящаем.

 

Тебе, глубокое затаенное устремление,

Тебе, нормальная, одухотворенная мужественность, смысл всего, самодостаточная, покорная только своим законам,

Тебе, божественная женственность, хозяйка и источник всего, откуда выходит жизнь и любовь и то, что выходит из жизни и из любви,

Тебе, незримый нравственный дух всего, из чего создавалась Америка (веками трудившаяся в смерти, равно как в жизни),

Тебе, иногда известной, чаще же неизвестной силе, которая истинно создает и образует новый Свет в соответствии с Местом и Временем,

Тебе, воля народа, залегшая в безднах, сокрытая и недреманная,

Тебе, цель прошлого и настоящего, к которой шли упорно, может быть, сами того не ведая,

 

Несмотря на попутные заблуждения и колебания почвы;

Тебе, жизнестойкая и всемирная бессмертная поросль, основание всех религий, искусств, кодексов, литератур,—

Здесь тебе строить дома, обживать все края, земли Западного побережья,

Тебе мы подносим их и посвящаем.

 

Ибо твой человек, твой несравненный народ,

Да взрастет он здесь, смелый и нежный, огромный, соразмерный огромной Природе,

Да освоит бескрайние девственные пространства, не ограниченные ни стеной, ни крышей,

Да засмеется он вместе с грозой и солнцем, да будет здесь радоваться и терпеливо учиться,

Да познает он здесь себя и раскроется (и не будет слушать других), здесь исполнит он жизнь свою,

Чтобы вовремя отойти в забвение,

Исчезнуть, служить другим».

 

Так на северном побережье

Под оклики коноводов, звон цепей и музыку топоров

Рухнули ствол и сучья, грохот, сдавленный крик и стоны,

И послышались эти слова секвойи, слова голосов исступленных и шелестящих древностью,

Уходили и пели дриады, незримые, тысячелетние.

Покорившиеся божествам современности,

Тайные покидали пристанища в лесах и горах,

От Каскадной гряды до Уосича и вдаль до Айдахо и Юты,

С песнью о новом приволье грядущего человечества, о его поселениях и обычаях,

И я слушал в лесу Мендосино.

 

2

Ослепительное, золотое зрелище Калифорнии,

Внезапная великолепная драма, солнечные изобильные земли,

Длинная многообразная полоса от залива Пьюджет до Колорадо,

Земли, овеянные самым чистым, здоровым, душистым воздухом, долы и горные пики,

Нетронутые поля, издавна подготовленные неслышным круговоротом природной химии,

Упорными медленными веками созревала безлюдная почва, в недрах рождались богатые руды;

И являются Новые люди, хозяева и предъявляют права,

Деловитый народ роится, осматривается, расселяется,

Корабли приходят со всей круглой земли и уходят во все страны:

В Индию и Китай, в Австралию и тысячу райских островов Океании,

Многолюдные города, последние изобретения, пароходы на реках, железные дороги, множество нерасточительных ферм с машинами,

И шерсть, и пшеница, и виноград, и россыпи желтого золота.

 

3

Но вы обещаете больше, чем это, земли Западного побережья

(Это лишь средства, орудия, точка опоры),

Я прозреваю в вас исполнение тысячелетнего обетования, не исполненного доселе,

Обетования, данного нам, роду людскому.

Новое общество, наконец соответствующее Природе,

Мужчина твой больше, чем горный пик и царственное могучее дерево,

Женщина твоя много больше, чем золото, виноградники и даже воздух насущный.

Идите бодрые к издавна подготовленному, истинно новому миру,

Я вижу гения современного мира, сына реальности и идеала,

Он расчищает почву для братского человечества, чтобы истинная

Америка, наследница столь великого прошлого,

Строила еще более великое будущее.

 

Наверх
На главную

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!