Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство Главная страница сайта Небесное Искусство
Святой заботится лишь о настоящем моменте; у него нет страха перед будущим. Персидский афоризм
Кликните мышкой 
для получения страницы с подробной информацией.
Блог в ЖЖ
Карта сайта
Архив новостей
Обратная связь
Форум
Гостевая книга
Добавить в избранное
Настройки
Инструкции
Главная
Западная Литература
Х.К. Андерсен
Р.М. Рильке
У. Уитмен
И.В. Гете
М. Сервантес
Восточная Литература
Фарид ад-дин Аттар
Живопись
Фра Анжелико
Книги о живописи
Философия
Эпиктет
Духовное развитие
П.Д. Успенский
Дзен. 10 Быков
Сервисы сайта
Мудрые Мысли
От автора
Авторские притчи
Помощь сайту
 

 

Текущая фаза Луны

Текущая фаза Луны

18 октября 2017

 

Главная  →  Уолт Уитмен  →  Листья Травы  →  Мысли о Времени

Случайный отрывок из текста: Райнер Мария Рильке. Письма к молодому поэту
... Что я еще могу сказать Вам? Мне кажется, все сказано так, как надо, и под конец я могу Вам только посоветовать тихо и серьезно пройти предназначенный Вам путь; Вы более всего этому помешаете, если Вы станете искать внешнего успеха, ожидать от внешнего мира ответа на вопросы, на которые, быть может, сможет дать ответ лишь Ваше внутреннее чувство в самый тихий Ваш час. ...  Полный текст

 

Уолт Уитмен. Листья Травы

Мысли о Времени

 

 1                  

 

1

Подумай о времени — обо всем, что было,

Подумай о сегодняшнем дне и о веках, которые придут за ним.

 

Задумывался ли ты, что и ты не вечен?

Не страшила ли тебя мысль о могильных червях?

Не боялся ли ты, что будущее — ничто для тебя?

 

А вдруг сегодняшний день — ничто? Вдруг бесконечное прошлое — тоже ничто?

Если будущее — ничто, то и они звук пустой.

 

Подумай, так же вставало солнце на востоке, а мужчины и женщины были живыми и подвижными, существовали во плоти, и все вокруг было живым,

Подумай, было время, когда ни ты, ни я не видели, не чувствовали, не думали, не участвовали в жизни,

Подумай, теперь мы живем и участвуем в жизни.

 

2

Не проходит ни дня единого, ни минуты и ни секунды, чтобы не появился на свет человек.

Не проходит ни дня единого, ни минуты и ни секунды, чтобы кто-то не умер.

 

Тянутся тошные ночи, а за ними тошные дни,

Но наконец позади бесконечные дни в постели,

Врач долго молчит, но вот его молчаливый и многозначительный взгляд отвечает на твой вопрос,

Дети торопятся, плача, послали за братьями и сестрами,

Ненужные больше лекарства стоят на полке (в каждой комнате запах камфары),

Верная рука живого человека не отпускает руку умирающего,

Ты целуешь холодеющий лоб, едва прикасаясь к нему искривленными губами,

Но вот прерывается дыхание, перестает биться сердце,

Тело вытягивается на постели, и живой человек глядит на него,

Труп так же осязаем, как тело живого человека.

 

Живой человек смотрит на мертвеца,

Потом отводит свой взор и медлит недолго, затем, чтобы еще раз внимательно взглянуть на труп.

 

3

Подумай только — мысль о смерти нерасторжимо связана с мыслью о материи,

Подумай о чудесах земных, о городах и поселках и обо всех тех, для кого важно нечто, что не взволнует нас.

 

Представь, с каким рвеньем мы строим свои дома,

Подумай о том, что другие их будут строить с таким же рвеньем, а это нас не взволнует.

 

(Я видел, как человек строил дом, который ему прослужит всего лишь семьдесят лет, восемьдесят от силы.

Я видел, как другой человек возводил дом, который прослужит ему, может быть, чуть подольше.)

 

Черные тени ползут, покрывая всю землю,— их движение бесконечно,— это тени смерти,

Тот, кто некогда был президентом, умер, и тот, кто сегодня президент, несомненно, умрет в свой срок.

 

4

А. вот воспоминание о судьбе обычной,

О том, как живут и умирают рабочие,

Одинаково, хотя каждый по-своему.

 

Всплески холодных волн у причала, лед и туга на реке, грязная кашица в лужах,

Серое, холодное небо над головой, меркнущий свет короткого декабрьского дня,

Похоронные дроги и экипажи следом, хоронят старого бродвейского кучера, почти вся процессия — кучера.

 

Мерным и твердым шагом направляются они к кладбищу, под похоронный звон.

Миновали ворота, остановились у свежевыкопанной могилы, живые люди сходят с экипажей, снимают гроб,

Гроб плывет на руках, его опускают и устанавливают в яме, кладут кнут на крышку, быстро засыпают могилу,

Выравнивают бугор заступами — тишина,

Минута молчания — все неподвижны — дело сделано,

Благопристойно он похоронен — что можно сделать еще?

 

Он был неплохим парнем, собой недурен, вспыльчив, любил крепкое слово,

Готов в огонь и воду за друга, не прочь был приволокнуться, играл, ел вволю и пил вволю,

Знавал лучшие времена, но стал сдавать под конец, заболел, друзья пустили шапку по кругу,

Умер он сорока одного года от роду, это его хоронили.

 

Путь свободен, фартук, рукавицы, дождевик с капюшоном, ремень, тщательно выбранный кнут,

Хозяин, дежурный, выпускающий на линию, начальник станции, кто-то бездельничает за твой счет, ты бездельничаешь за чей-то счет, бегущая вперед дорога, люди остаются позади.

 

Удачный денек, неудачный денек, хорошая выручка, плохая выручка, отъезд и прибытие, ночные возвраты на станцию,

Подумай, как это знакомо и близко всем другим кучерам, но тебя их судьба нисколько не взволнует.

 

5

Рынок, правительство, заработок, подумай, сколько дней и ночей ты потратил, размышляя о них,

Подумай только, рабочие будут жить тем же самым, а нас это мало взволнует или не взволнует совсем.

 

Грубыми или утонченными — какими бы ты ни считал зло и добро, подумай лучше об огромной разнице между ними,

Подумай, что разница эта будет существовать для кого-то, а мы с тобой будем лежать за ее пределами.

 

Подумай, сколько на свете радостей,

Предаешься ли ты развлечениям в городе? Или поглощен бизнесом? Или же собираешься выдвинуть свою кандидатуру? А может быть, тебе утехой жена и семья?

Или же мать и сестра? Или же дом и хозяйство? Или прекрасное бремя материнства?

Все уплывает помалу, и мы с тобой уплываем,

И наступит тот день, когда нас ничто не взволнует.

 

Ферма, доход, урожай — как поглощен ты всем этим,

Подумай, останутся фермы, доходы и урожаи, но для тебя какое это будет иметь значение?

 

6

То что обещает будущее,— хорошо; и то, что сейчас,— хорошо.

Волноваться жизнью прекрасно и успокоиться в свой срок также прекрасно.

Домашние радости, ежедневная работа, бизнес, строительство домов — все это не иллюзия, все имеет вес, форму и свое место,

Фермы, доходы, урожаи, рынки, заработки и правительства — тоже не иллюзия,

Разница между добром и злом — отнюдь не заблуждение,

Земля — не звук пустой, человек, его жизнь и вещи, сопутствующие ему в жизни,— все хорошо продумано.

Нет, ты не брошен на произвол судьбы, уверенно и надежно ты сам строишь ее,

Ты сам, ты сам, ты сам, отныне и вовеки.

 

7

Не для того произведен ты на свет матерью и отцом, чтобы стать прахом, но для того, чтобы стать Личностью,

Не для того ты рожден, чтобы стать человеком нерешительным, но чтобы принимать решения,

Зерно личности долго созревало в тебе и наконец взошло и обрело форму,

Отныне и навсегда ты в безопасности, что бы с тобой ни случилось.

 

Долго сучили нить, пока наконец уток не переплел основу, прочен рисунок ткани.

Все приготовления были продуманы и взвешены,

Долго настраивался оркестр, но вот взлетела дирижерская палочка.

 

Желанный гость, которого так долго ждали, устроен в доме,

Он прекрасный и счастливый человек,

Радостно глядеть на него и быть с ним рядом.

 

Закон прошлого — от него не уйдешь,

Закон настоящего и будущего — от него тоже не уйдешь,

И от закона живых людей не уйдешь — он вечен,

И от закона движения и превращения невозможно уйти,

И от закона героев и людей, творящих добро, невозможно уйти,

И никуда не уйдешь от закона низких людей, пьяниц и доносчиков.

 

8

Черные тени ползут, покрывая всю землю, их движение бесконечно,

Вот северянин движется в потоке времени, и южанин движется в том же потоке, всюду люди — от Атлантического до Тихоокеанского побережья,

И в краях, что лежат между побережьями, и повсюду в штате Миссисипи — везде люди.

 

Великие мастера и космос, движущиеся в потоке времени,— это хорошо, герои и люди, творящие добро,— тоже хорошо,

Известные вожди и изобретатели, люди богатые, набожные, уважаемые,— все хорошо по-своему,

Но есть другая шкала оценок, по которой учитывается все.

 

Бесконечные орды невежественных и злых людей — не звук пустой,

Первобытные племена, населяющие Азию и Африку,— не звук пустой,

Поколения людей поверхностных — не звук пустой, они тоже движутся в потоке времени.

 

Думая обо всем этом, мечтал я

Не о том, что мы совершенно изменимся, не о том, что закон преобразится,

Но что герои и люди, творящие добро, должны подчиниться общему закону, закону настоящего и прошлого

И что убийцы, пьяницы и лжецы должны подчиниться закону настоящего и прошлого,

Ибо, возмечтал я, закон этот сам по себе может быть хорош.

И понял я, что цель и основа зримой жизни — преходящи

И лишь формируют личность для жизни неизвестной и вечной.

 

Если все превратится в прах и навоз,

Если черви и крысы — вот наш конец, тогда бейте тревогу! Мы преданы!

Тогда можно поверить в смерть.

 

Веришь ли ты в смерть? Если бы я верил в смерть, я умер бы непременно,

Неужели ты думаешь, я мог бы, довольный и благополучный идти навстречу полному уничтожению?

 

Довольный и благополучный, я иду,

Куда иду — не знаю, но чувствую, что это хорошо,

Вся вселенная говорит о том, что это хорошо,

Прошлое и настоящее говорит, что это — хорошо.

Как прекрасны и совершенны животные!

Как прекрасна земля и мельчайший предмет на ней!

То, что зовется добром,— совершенно, и то, что зовется злом,— совершенно.

Овощи и минералы — все прекрасно, и жидкости, ставшие невесомыми, прекрасны,

Медленно и неизбежно они испарялись, медленно и неизбежно они и уплывут.

 

9

Клянусь, я убежден, что каждый предмет, без исключения, наделен бессмертной душой.

И деревья, вцепившиеся корнями в почву! И морские водоросли! И животные!

Клянусь, я убежден, что нет ничего, кроме бессмертия!

Что тонкая и точная структура жизни придумана для него, что туманные потоки существуют лишь для него и соединение частей — все для него и что все приготовления для него, что личность создана для бессмертия, что жизнь и материя — все, все для бессмертия!

 

Наверх
На главную

 

   

Старая версия сайта

Книги Родни Коллина на продажу

Нашли ошибку?
Выделите мышкой и
нажмите Ctrl-Enter!

© Василий Петрович Sеменов 2001-2012  
Сайт оптимизирован для просмотра с разрешением 1024х768

НЕ РАЗРЕШАЕТСЯ КОММЕРЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МАТЕРИАЛОВ САЙТА!